Дима Школьник (Школяр) (scolar) wrote,
Дима Школьник (Школяр)
scolar

Мания города

Пользуясь подходящим к концу вынужденным холостячеством и тем, что не один такой, слетал на выходные в Нью-Йорк. И вот что я про себя понял, и это невесело: не знаю, где мне надо жить, в России или в Америке, но я - городской житель. Мне нужно, чтобы в моем доме был лифт, при этом мне совсем не обязательно в нём ездить, просто он должен быть. Мне нужно, чтобы в городе был жилой центр, хотя я, опять-таки, готов в нём не жить. Говорят, в Америке таких городов два - грустно. Нью-Йорк на ощупь влажный. И довольно дорогой.

Гуляли. Пили бельгийское пиво. Говорили, говорили, слушали джаз. У контрабаса та-акие уши. Вообще, чёрный Квазимодо с улыбкой Гуинплена. А пианистка мазала. Пили кальвадос и армянский коньяк. Спали.

Гуляли, промокли, зашли в музей Гугенхайма. В непогоду вообще поклонников искусства заметно больше. Хорошо ходить в музей в обществе инвестиционного банкира - для них своя очередь за билетами, в нашем случае состоявшая только из нас. Но есть и недоработки: отдельного лифта для них нет. Решили быстро пешком подняться наверх, а потом медленно спускаться. Пока шли наверх, главным вопросом было, пользуется ли художник в своём творчестве рейсшиной. Поднялись - вопрос отпал. Это архитектор, причём, судя по плодовитости и местам, где строит, знаменитая. Зовут её Заха Хадид, она, кстати, и для Москвы спроектировала "Zhivopisnaya Tower". Хорошо быть профаном - всё в новинку. Пока спускались, допустили отклонения, в боковой галерее посмотрели на картины Джексона Поллока. Что поражает в творчестве этого художника - в первую очередь, честность: большинство его картин называются "Untitled". Мне, с моей неспособностью найти две цифры на полихроматических таблицах Рабкина, искать что-нибудь осмысленное на картинах вроде этой было бы нелегко.

Впрочем, именно просмотр этих в высшей степени простых и понятных изображений и подвиг нас на беседу о движущей силе искусства и процессе творения, от живописи мы быстро перебрались к музыке и вечер провели, слушая Шнитке и Шостаковича. Молчали под музыку, сидя в кресле. Прямо как в детстве, только клетчатого пледа не хватало. Ну и за окном - не двор щукинской пятиэтажки, а небо истэндского небоскрёба. Пили шампанское и советское шампанское.

Разница во времени в правильную сторону - на работе был не позже обычного.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 33 comments