Дима Школьник (Школяр) (scolar) wrote,
Дима Школьник (Школяр)
scolar

Category:

Свидетель с той стороны

Последние несколько недель ЖЖ горячо обсуждал тему "погромов" на вступительных экзаменах. Кроме кучи личных воспоминаний, по крайней мере, дважды речь заходила о документах и свидетельствах "с той стороны". Документом то, что приведено ниже, назвать нельзя, но текст, всё же, принадлежит некоему В.В.Ткачуку - человеку, которого наша сторона склонна считать "погромщиком". Фрагменты длинные, уж не обессудьте.

Эти фрагменты взяты из оригинал-макета третьего издания книги Ткачука (где-то 1995 год издания). Более поздние издания я в руках не держал, не знаю, остались ли они.

Из предисловия

Устный экзамен по математике практически всегда носит утилитарный характер. Он вводится там, где предполагается последующее глубокое изучение математики, и сдается всегда после письменного. Экзаменаторам важно понять, насколько хорошо абитуриент способен оперативно воспринять и продолжить новые идеи, формально или творчески он владеет школьным материалом. Не менее важно и проверить законность оценки, полученной на письменном экзамене --- на нем, все-таки иногда можно и списать. Обмануть экзаменаторов на устном экзамене невозможно --- хороший преподаватель, что называется видит сдающего насквозь. По результатам двух экзаменов уже можно определить не только способность абитуриента к логическому мышлению, но и готовность его к глубокому изучению высшей математики.

К сожалению, имеет место и еще одна особенность устного экзамена по математике --- его легко можно сделать простым для одних категорий абитуриентов (например, для выходцев из сельской местности и солдат, вышедших в запас) и необычайно, чудовищно сложным для других (обычно в эту категорию попадали, да, пожалуй и сейчас попадают евреи и девушки, претендующие на престижные «мужские» профессии; в последнее время эта категория пополнилась теми людьми в некоторых бывших республиках Союза, чья национальность там считается «плохой» --- думаю здесь нет нужды приводить конкретные примеры). Причем предъявлять различные требования к различным людям можно так, что ни одна проверочная комиссия на свете ничего не докажет. Как это делается и как увеличить шансы выстоять на экзамене «с пристрастием», будет рассказано ниже.

Часть I. Глава 12. § 5: Не грозит ли вам экзамен с «пристрастием»

Ни в какие времена ни для кого не было секретом, что существуют определенные категории людей, которых экзаменуют не так, как всех. Причем речь не о тех, кто чего-то добивается за взятки или по знакомству. Такие случаи всегда квалифицировались как преступления, и государство более или менее успешно делало вид, что с этими преступлениями борется. В этом параграфе я хочу поговорить о тех, кого экзаменуют особо, причем с ведома и даже с настояния государства, во всяком случае, в лице его приемных комиссий.

Прежде всего, о славном «застольном» прошлом. В брежневские времена у большинства населения сложился совершенно неверный стереотип, что поступить в вуз СССР может любой достаточно умный (т.е. способный учиться или пройти конкурс) человек. Мол, если способный, то в вуз попадешь. И только работники приемных комиссий знали, что правила приема в вузы вместе с инструкциями Минвуза СССР (или РСФСР или других союзных республик) по их применению занимали не одну сотню страниц убористого текста. Подавляющее большинство этих инструкций было посвящено всевозможным льготам и исключениям из правил приема, т.е. узаконивало неравенство при приеме (я скажу ниже, на каких основаниях).

По этим правилам, например, не имел права поступать в вуз человек, не поступивший после окончания школы и не набравший полгода трудового стажа за каждый год после окончания школы. Не во всех, но во многих вузах инструкции трактовались так, что человек, поступивший в другой вуз, но раздумавший учиться, не мог поступать в другой институт, не отслужив в армии (если это --- молодой человек), или не отработав аналогичного срока (если это --- девушка). Было достаточно много и других категорий (например, лица с высшим образованием, лица, окончившие ПТУ и техникумы и не отработавшие установленного срока и многие, многие другие), которым отказывалось в праве поступать в вузы.

В общем и целом у многих миллионов людей вообще не приняли бы документы, обратись они с заявлением о приеме. Даже странно, что это не стало широко известно. Видимо, ширмой, скрывающей это, было четко действующее правило о том, что в год окончания средней школы любой человек мог подать документы в вуз и их обязаны были принять.

Но картина была бы далеко не полной, если бы я, упомянув о людях, лишенных неких прав, ничего не сказал бы о тех, кому эти права предоставлялись с большой охотой, а также давались большие льготы по реализации этих прав.

Посредственность, граничащая с ничтожностью, царившая и властвовавшая тогда в стране, заботилась о том, чтобы пополнять ряды себе подобных. А подобные власть имущим формировались тогда из людей, которых точнее всего будет назвать управляемыми. Управляемый человек будет стараться учиться, чтобы попасть в какую-нибудь кормушку и самому управлять. Но подчинение начальству для него превыше познания истины (правдивой истории, или правдивой экономической науки и т.п.). Такой человек сначала будет орудием в руках власти, а потом и сам будет осуществлять власть в той же манере, что и до него.

Отсюда ясно, что независимый талантливый человек для властей тех времен был просто опасен. Конечно, какой-то процент таких людей нужно было иметь и терпеть. Не всем же брать взятки; кто-то должен и ракеты создавать и в балете танцевать и математикой заниматься так, чтобы весь мир уважал. Но этот процент изо всех сил старались держать на минимуме. Для сей цели делалось все, чтобы среди принятых в вузы преобладали управляемые люди.

Где взять управляемых? В первую очередь из отслуживших в армии. Там половину мозгов отобьют, но подчиняться уж точно научат. Во вторую очередь из рабочего класса и крестьянства. Была четкая партийная директива всем вузам: среди принятых процент рабочих должен быть таким же, как в советском обществе, т.е. свыше 50%. Существовавшая тогда власть называла себя властью рабочего класса, а сама изнуряла и отупляла рабочий класс на таком производстве, что к пенсии человек часто становился инвалидом или спивался. Естественно, дети, видящие такую жизнь родителей и попавшие в вуз, смотрят власти в рот, т.е. тоже управляемы. Я уже сказал, что описание льготных категорий занимало не одну сотню страниц, поэтому я здесь остановлюсь, хотя список и далеко не полон.

Я продолжу разговор о приемных экзаменах. Ежику, как говорят, понятно, что набрать 50% рабочего класса на серьезную творческую специальность при настоящем конкурсе нереально. Отсюда негласное завышение оценок на экзаменах соответствующим категориям. Вспомнив великого Ломоносова («Если где-то прибавится, то в другом месте непременно убавится»), мы поймем, что раз есть завышение оценок, то никак не обойтись без их занижения. Но, видимо ни один нормальный (я не шучу!) человек не будет возражать против завышения оценки, тогда как против занижения протестовали всегда --- вплоть до самоубийств. Вот я уже плавно подошел к тому, что при Брежневе были экзамены «с пристрастием». Тут надо сказать, что партийная команда «срезать», строго говоря, касалась не только евреев. Она на самом деле даже так не звучала. Просто говорилось, что для каждой национальности процент людей этой национальности, принятых в ВУЗ, должен совпадать с процентом, которую составляет в СССР численность людей этой национальности. Особо подчеркивалось, что евреев в советском обществе 0,5%, поэтому и в вуз их не должно приниматься более, чем столько. Однако, евреи, Бог его знает почему, так умны, что при честном приеме в иные вузы их поступило бы 90% и более. С партийными поручениями тогда шутить опасались и предпочитали «регулировать» число принимаемых евреев, так, чтобы оно не выходило за рамки дозволенного.

Были и другие репрессируемые категории, но не такие массовые. В определенных вузах это могли быть девушки, а в некоторых вузах южных республик --- все, кто не дал взятку, или был не коренной национальности и т.п.

С началом горбачевской перестройки и приходом Ягодина к руководству Минвузом СССР многое изменилось. Ушли в прошлое объемистые тома инструкций, а правила стали существенно проще. Я не буду подробно анализировать переходный период, несмотря на то, что он очень интересен. Сразу скажу, какая ситуация сложилась к настоящему моменту (т.е. к 1993 году).

  1. Никаких указаний сверху о репрессиях, слава Богу, нет.
  2. Прорезываются робкие ростки «творчества» Минобразования России (или как там оно сейчас называется) в том же направлении, что Минвуз СССР разрабатывал лет пятьдесят, т.е. в раздаче привилегий. Сейчас это, в частности, --- офицеры, прапорщики и мичманы (вообще без экзаменов), инвалиды и пострадавшие от Чернобыля (вне конкурса), около двадцати так называемых малочисленных народностей (вне конкурса на выделенные места) и т.д.
  3. Большая часть навязываемых вузам привилегированных групп поддерживается сверху ненавязчиво, т.е. не говорится, что вузы обязаны их брать, а говорится, что им это рекомендовано. Но не выполнять рекомендации органов, от которых зависит финансирование, значит быть самоубийцей. Поэтому рекомендации исполняются.
  4. Прием вступительных экзаменов представляет из себя сложнейшую организационную работу. Люди учатся ее вести (особенно руководить приемом) многие годы. Поэтому заменить кадры по приему (даже если вдруг у руководства вуза и возникнет такое желание) за короткий срок практически невозможно. Опыт показывает, что такого желания и не возникает. Отсюда получаем важнейшее следствие: РУКОВОДЯТ ПРИЕМОМ В ВУЗЫ И ОСУЩЕСТВЛЯЮТ ЕГО ТЕ ЖЕ САМЫЕ ЛЮДИ, ЧТО И В ГОДЫ ЗАСТОЯ.
  5. Раз приемные экзамены проводят те же люди, что и раньше, у них будут те же убеждения (о том, кого надо брать в вузы) и те же методы работы, что и раньше. Я знаю не один вуз, где подавляющее большинство членов приемной комиссии обожают газету «День», а евреев считают виноватыми во всех бедах России (сразу скажу, на всякий случай, что я --- не еврей). Отсюда можно сделать напрашивающийся вывод, что, несмотря на демократию в России и отсутствие сверху указаний о репрессиях, высокая вероятность того, что к евреям будут относиться «с пристрастием», сохраняется.
  6. Межнациональные конфликты и войны в бывшем СССР, ясное дело, существенно увеличивают число людей, репрессируемых в вузах по национальному признаку. Подробный анализ займет слишком много места, да и просто будет опасен для жизни автора, так что я его опущу. Здесь можно сказать лишь то, что сами поступающие прекрасно знают, будут или нет к ним относиться «с пристрастием».


Мой опыт показывает, что в экзаменуемые «с пристрастием» можно попасть и во внеплановом, так сказать, порядке, т.е. прямо во время экзамена. Причины тому могут быть порой самые смешные --- от нахального (по мнению экзаменатора) поведения до нечищенных ботинок. Но это уже разговор об устном экзамене.

Предположим теперь, что из-за вашей национальности или по какой-нибудь другой причине вы боитесь, что экзаменовать вас будут «с пристрастием». Вот какие выводы из этого нужно сделать при написании письменного экзамена.

Во-первых, приготовьтесь к тому, что каждая буковка в вашей письменной работе будет рассматриваться под микроскопом на предмет поиска неверных выражений. Если вы допустите в решении задачи хотя бы одно неверное утверждение (даже не повлиявшее на ответ), задачу будут считать решенной не полностью. Таким образом, поскольку для получения тройки нужно определенное количество абсолютно верно решенных задач, вполне возможно за написанную на пять работу получить двойку.

Во-вторых, подробно рассматривайте все логически возможные случаи, даже когда они выглядят очевидными. Самое опасное --- это опустить какое-либо утверждение, считая, что все сказанное его подразумевает. При проверке работы «с пристрастием» экзаменаторы резко теряют способность узнавать аналогичные ситуации и верить в то, рассуждение, точно повторяющее уже написанное с заменой одной буквы на другую, будет верным. Такой способ придирок легче всего удается при проверке решений планиметрических задач.

В-третьих, не выходите за рамки школьной программы. Если вам предстоит устный экзамен, лучше не решать задачу вообще, нежели применять решение, выходящее за рамки школьной программы, ибо за все это придется отвечать на устном экзамене (отвечать в том смысле, что вас заставят доказать, что вы владеете использованным материалом --- а в процессе этого доказательства запросто можно получить двойку).

В-четвертых, подготовьтесь морально к тому, что борьбу с несправедливостью вы проиграете. После того, как вы увидите вашу работу, трижды подумайте, стоит ли тратить время и нервы на апелляцию. Если вас «поймали» не грубо, а за счет того, что вы действительно упустили какие-то моменты, отмеченные в первых трех пунктах, смиритесь. Бороться до конца стоит только в случае, когда у вас двойка и терять уже нечего. Во всех остальных случаях есть надежда на другие экзамены.


Часть II. Глава 1. §4: Апелляция

То, как организационно устроена и проходит апелляция, подробно описано в § 4 Главы 12 Части I. Здесь нет никакой разницы с письменным экзаменом. При рассмотрении вопроса по существу вместо письменной работы абитуриента обсуждается, естественно, протокол устного экзамена. Решение об удовлетворении апелляции или об отказе повысить оценку объявляется точно так же, как и в случае письменного экзамена.

Важное отличие апелляции на устный экзамен от апелляции на письменный экзамен состоит в том, что ее надо подать, как правило, в течение часа после окончания экзамена в вашей группе, а иногда и в течение часа после окончания вашего ответа. Здесь нет никакой возможности посоветоваться с опытным человеком или репетитором, а часто и даже придти в себя от шока, вызванного проявленной (по вашему мнению) несправедливостью. Тут ничего не поделаешь, надо заранее быть готовым(ой) к такой ситуации.

Если речь не идет об экзамене «с пристрастием», несправедливость будет устранена. Тем не менее, за час вы должны написать мотивированную апелляцию и представить ее в апелляционную комиссию. Ничего особенного для этого знать не надо. Просто изложите то, в чем, по вашему мнению, была проявлена необъективность.

Поводом к апелляции на устном экзамене могут служить не только математические причины. Еще один повод --- нарушение установленной процедуры экзамена. В этом случае апелляцию разбирают не математики, а чиновники, т.е. работники приемной комиссии.

Что такое нарушение процедуры экзамена? В двух словах трудно это сказать, поскольку эта процедура регулируется многостраничными нудными документами. Самые важные из процедурных требований следующие:

  • опрашивать абитуриента должны два экзаменатора, каждый из которых приказом ректора должен быть назначен для проведения экзаменов;
  • должен вестись протокол устного опроса, в котором отмечается время получения билета, время начала опроса и время окончания экзамена; в протоколе должны быть подписи обоих экзаменаторов и старшего по аудитории;
  • на подготовку ответа абитуриенту дается время в пределах одного часа; это звучит расплывчато, однако в большинстве комиссий считается, что если абитуриент насильственно (это он должен отразить в протоколе) вызван отвечать ранее, чем через 45 минут, то это уже нарушение процедуры;
  • трудно точно сказать, сколь велико должно быть число дополнительных вопросов для того, чтобы признать это нарушением процедуры; думаю, что если их было больше 30, то это точно нарушение, если меньше 10, то точно нет;
  • грубейшим нарушением процедуры является невежливость по отношению к абитуриенту, насмешки над ним и т.п. В этом случае нужно немедленно прерывать экзамен и жаловаться. Экзаменаторы будут наказаны, а вопрос с экзаменом будет решаться особо.


В случае, когда экзамен велся «с пристрастием», причем не по случайной инициативе экзаменатора, а с ведома приемной комиссии, надежд на восстановление справедливости мало. Тут работает круговая порука. Кроме того, если абитуриента «срезают» с ведома начальства, то стараются это сделать «чисто», т.е. так, чтобы внешне жаловаться было не на что. Для этого широко используются «скользкие» вопросы и задачи (см. §4 Главы 2 Части II), а также задачи «на засыпку» (см. §5 Главы 2 Части II). Я заранее не рекомендую вам подавать апелляции, в которых дополнительные задачи названы чересчур трудными, утверждается, что для кого-то экзамен был простым, а для вас усложнен и т.п. Все эти вещи формально недоказуемы и неопределяемы.

Более подробно об устном экзамене «с пристрастием» смотрите в следующем параграфе.


Часть II. Глава 1. §5: Экзамен «с пристрастием»

Отчего бывают и к кому применяются экзамены «с пристрастием», я подробно рассказал в §5 предыдущей главы. Здесь я отражу специфику подобного подхода к устному экзамену.

Я бы разделил устные экзамены «с пристрастием» на две группы: запланированные и случайные.

Первая группа самая многочисленная. Здесь есть приказ экзаменаторам от самого высокого начальства в приемной комиссии «срезать» вполне определенных людей. Экзаменаторы к этому готовятся заранее, подбирая задачи и вопросы «на засыпку», подыскивают себе подходящие пары. Далеко не каждого можно взять с собой на такое «дело». Как правило, есть сравнительно небольшое число преподавателей --- специалистов по исполнению этой политики. Они обычно работают «чисто», т.е. так, что подавать жалобы и апелляции не имеет смысла. Бороться против них можно только математическим путем. Если вы справитесь с задачами и вопросами, которые они дают, они поставят вам пять, никуда не денутся. Другое дело, что процент школьников, перепрыгивающих такую планку, столь ничтожен, что можно говорить только о везении (например, если какие-то из заданных вопросов были уже известны абитуриенту, морально готовому к опросу «с пристрастием»).

Абитуриенту, попавшему под этот каток, я бы посоветовал
  • так же, как и в письменной работе, следить, чтобы все высказывания, зафиксированные вами на бумаге, были верны, иначе «скользкие» вопросы экзаменатору и не потребуется, поставит двойку и без них;
  • если вы не уверены в том, что говорите, говорите это устно, не записывая. Экзаменатор, конечно, попросит записать ваш ответ на бумаге, но
    вы, задавая вопросы типа «А что, я неверно ответил?» сможете выиграть время, и, возможно даже получить ответ почему неверно, т.е. подсказку.
  • вообще стремитесь при ответах на дополнительные вопросы записывать в протокол как можно меньше, зато сами настаивайте на стопроцентной фиксации вопросов экзаменаторов;
  • если есть возможность прикинуться, что вы не поняли условие, просите (максимально вежливо и аккуратно, ссылаясь на глухоту, плохое зрение или плохое умение разбирать почерки) вам его разъяснить. При этом может промелькнуть подсказка;
  • если вы сразу видите, что вопрос трудный, попросите разрешения подумать, потом спросите, сколько минут вам дается на решение, т.е. добивайтесь максимальной гласности в процедуре. Еще раз подчеркну, что нервный экзамен не в вашу пользу (экзаменатор старше, опытнее и потому нервы у него намного крепче), так что ведите диалог максимально дружелюбно и я бы даже сказал подобострастно.
  • попробуйте понять, бьют вас в плановом порядке, или это инициатива экзаменатора (который может без всяких указаний сверху ненавидеть «жидовские морды», детей «брокеров, спекулянтов и прочего ворья» и т.п.). Это очень важно, так как круговая порука охраняет только коллективно совершённые избиения. Частную экзаменаторскую инициативу вполне могут «поправить» на апелляционной комиссии;
  • главными признаками внеплановости «пристрастия» экзаменатора, являются дефекты в вопросах (нечеткие вначале, требующие многих уточнений формулировки), заметные паузы на размышление над тем, какой очередной вопрос вам задать, а также скрываемое, но заметное недружелюбие.


Опыт показывает, что случайное «пристрастие» возникает чаще всего по следующим причинам:
  • национальность;
  • при «правильной» национальности русский акцент у поступающего в вузы некоторых бывших союзных республик;
  • внешность (одежда, прическа, богатые украшения и т.п.);
  • манера поведения (отсутствие должного почтения к экзаменатору, употребление слова «господин» вместо «товарищ», самоуверенность и т.п.).


После того, как выставлена оценка, которая вас обижает, подайте апелляцию, составив ее очень мотивированно: если были нарушения процедуры, укажите их --- это самый сильный аргумент; покажите, в чем была выражена математическая необъективность экзаменатора. Избегайте жалоб на трудность задач. Можно жаловаться на их некорректность (т.е. нехватку данных для того, чтобы получить требуемый ответ), на то, что понятия, в них использованные, выходят за рамки программы. Желательно, чтобы писать апелляцию вам помогал квалифицированный человек (например, репетитор из этого же вуза).

Так же, как и в случае письменного экзамена, если в апелляции отказано, идти дальше не имеет смысла. Впрочем, если у вас двойка и терять больше нечего, то можно ходить к ректору, писать в газеты и т.п. Но может быть разумнее поступить в другой вуз --- ведь сейчас можно сдавать экзамены сразу в несколько институтов.
Tags: еврейство, политика, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments